Решения верховного суда рф по жилищным спорам

Президиумом Верховного Суда РФ 26. Разрешение споров, связанных с защитой интеллектуальных прав II.

Разрешение споров, связанных с оказанием банковских услуг III. Разрешение споров, связанных с жилищными отношениями IV.

Разрешение споров, связанных с трудовыми отношениями V. Разрешение споров, связанных с семейными отношениями VII. Основные положения гражданского законодательства II. Практика применения положений законодательства о банкротстве III.

Обзор судебной практики Верховного Суда РФ №2 (2015)

Разрешение споров, возникающих из обязательственных правоотношений IV. Процессуальные вопросы Судебные расходы Принудительное исполнение решений третейских судов V. Объектом исключительных смежных прав является не компакт-диск, а каждая содержащаяся на нем фонограмма. В случае незаконного распространения такого компакт-диска минимальный размер компенсации должен исчисляться за нарушение исключительных прав на каждую фонограмму.

Общество обратилось в суд с иском к Д.

Судебная практика по жилищным спорам и ЖКХ

Указанный компакт-диск содержит фонограммы, исключительные смежные права на которые принадлежат истцу на основании договора о передаче ему исключительных смежных прав, включая право тиражирования и распространения данных фонограмм. Факт приобретения данного диска в магазине подтвержден товарным чеком на сумму 100 рублей, материалами видеозаписи и ответчиком не оспаривался.

Разрешая спор, суд исходил из того, что Д. Определяя размер компенсации, подлежащей взысканию, суд указал, что компакт-диск с фонограммами является единым сложным объектом, а потому с учетом принципа разумности и справедливости в пользу истца надлежит взыскать 40 000 рублей.

С выводом суда первой инстанции согласился суд апелляционной инстанции. Судебная коллегия по гражданским делам Верховного Суда Российской Федерации по кассационной жалобе общества отменила состоявшиеся судебные постановления и направила дело на новое рассмотрение в суд первой инстанции по следующим основаниям. В соответствии с п. Компакт-диск, содержащий фонограммы, к сложным объектам не относится, в связи с чем нельзя согласиться с таким выводом суда. В силу положений ст.

К смежным правам относится исключительное право, а в случаях, предусмотренных данным Кодексом, относятся также личные неимущественные права. Объектами смежных прав являются фонограммы, то есть любые исключительно звуковые записи исполнений или иных звуков либо их отображений, за исключением звуковой записи, включенной в аудиовизуальное произведение пп. При этом суд не лишен права взыскать сумму компенсации в меньшем размере по сравнению с заявленным требованием, но не ниже низшего предела, установленного абзацем вторым ст.

Из изложенных норм и разъяснений следует, что каждая из фонограмм, содержащихся на диске, является самостоятельным объектом прав, подлежащим защите.

Минимальный размер компенсации исчисляется из расчета 10 000 рублей за каждый объект исключительных смежных прав, то есть за каждую фонограмму. Суды первой и апелляционной инстанций пришли к выводу, что были нарушены исключительные смежные права в отношении одного объекта - компакт-диска, в то время как объектом исключительных смежных прав является не компакт-диск, а каждая фонограмма на нем.

Таким образом, вывод суда о взыскании компенсации за нарушение исключительных смежных прав в размере 40 000 рублей основан на неправильном применении положений п. Допущенные судом нарушения норм материального и процессуального права являются существенными и непреодолимыми, в связи с чем могут быть исправлены только посредством отмены судебных постановлений.

Сбой в работе применяемого кредитной организацией программно-технического обеспечения не освобождает ее от ответственности перед клиентом за ненадлежащее предоставление услуги. Исковое заявление обосновано тем, что В. В этот же день указанная сумма была внесена истцом на свою банковскую карту того же банка, на которую также перечисляется его пенсия. Банк в отсутствие распоряжения истца принудительно произвел операцию по восстановлению счета и возврату на него суммы, которую списал со счета В.

Истец полагал, что его распоряжение о закрытии счета банком выполнено ненадлежащим образом, унаследованными деньгами он не может пользоваться, поскольку они числятся на счете умершей матери. Кроме того, банк незаконно списал деньги с его счета, в связи с чем он остался без средств к существованию и образовался неразрешенный овердрафт. Указанными незаконными действиями банка ему причинен моральный вред. Отказывая в удовлетворении исковых требований, суд первой инстанции исходил из отсутствия обстоятельств, свидетельствующих о совершении ответчиком виновных действий, нарушающих права и законные интересы истца.

В частности, суд указал, что названные денежные средства банком присвоены не были, данная сумма возвращена на счет В. В связи с отказом в удовлетворении требований о взыскании денежных средств суд первой инстанции отказал и в удовлетворении требования о компенсации морального вреда.

Решения верховного суда рф по жилищным спорам

При этом со ссылкой на ст. Суд апелляционной инстанции с выводами суда первой инстанции по существу требования согласился, отметив также, что в соответствии с условиями договора банковского обслуживания банк не несет ответственности в случае технических сбоев, повлекших за собой невыполнение банком условий договора.

Судебная коллегия по гражданским делам Верховного Суда Российской Федерации отменила апелляционное определение, указав на то, что правоотношения, возникшие между В. N 2300-I "О защите прав потребителей" далее - Закон о защите прав потребителей. Исходя из общего смысла ст.

Юрист Умеренков Олег Николаевич

К таким обстоятельствам не относятся, в частности, нарушение обязанностей со стороны контрагентов должника, отсутствие на рынке нужных для исполнения товаров, отсутствие у должника необходимых денежных средств.

Судом установлено, что услуга по закрытию счета из-за сбоев в программном центре банка по независящим от него причинам не была оказана, в связи с чем 6 мая 2013 г. Поскольку работа программного центра охватывается рамками предпринимательской деятельности банка и сбой программного обеспечения не является следствием непреодолимой силы, то банк не освобождается от ответственности перед клиентом за ненадлежащее предоставление услуги. Условие договора банковского обслуживания, которое было положено судом в основу решения об отказе в удовлетворении иска, не подлежало применению, как ущемляющее права потребителя и противоречащее п.

Незаконные действия банка повлекли для истца негативные последствия в виде снятия денежных средств с его банковской карты с образованием неразрешенного овердрафта и невозможностью распоряжаться денежными средствами, размещенными на счете умершей матери.

Однако судом апелляционной инстанции данным обстоятельствам не дана оценка в связи с неправильным применением ст. Кроме того, отказывая в удовлетворении искового требования о компенсации морального вреда, суд со ссылкой на ст. Судами не учтено, что в силу ст. Размер компенсации морального вреда определяется судом и не зависит от размера возмещения имущественного вреда.

Таким образом, по смыслу Закона о защите прав потребителей сам факт нарушения прав потребителя презюмирует обязанность ответчика компенсировать моральный вред и отказ в удовлетворении требования о компенсации морального вреда не допускается.

На основании изложенного Судебная коллегия по гражданским делам Верховного Суда Российской Федерации отменила апелляционное определение и направила дело на новое рассмотрение в суд апелляционной инстанции.

Правом на предъявление иска о признании прекращенным права пользования служебным жилым помещением бывшего члена семьи нанимателя служебного жилого помещения обладает только наниматель такого помещения.

Военный университет обратился в суд с иском к К. Иск обоснован тем, что военнослужащему военного университета К. Спорное жилое помещение было выделено для заселения военнослужащих постоянного, переменного состава военного университета на период обучения службы. По ее мнению, она была вселена в данное помещение на основании договора о предоставлении жилого помещения, в котором не содержится каких-либо указаний о том, что он заключен на период трудовых отношений и время службы, а значит, он не является договором найма служебного жилого помещения.

При расторжении брака между К. Решением районного суда первоначальный иск оставлен без удовлетворения, встречный иск удовлетворен. Определением суда апелляционной инстанции решение суда первой инстанции отменено, первоначальный иск удовлетворен, встречный иск оставлен без удовлетворения. Судебная коллегия по гражданским делам Верховного Суда Российской Федерации, рассмотрев дело по кассационной жалобе К. Судом установлено, что К. Принимая решение о выселении К.

При этом судом не было учтено, что правоотношения, связанные с предоставлением, использованием служебных жилых помещений, а также выселением из них, урегулированы ст.

Следовательно, в договоре найма служебного жилого помещения, заключенном между К. Основанием для выселения К. Как следует из ч. В соответствии с ч. Таким образом, анализируя норму, изложенную в ч. Наймодатель служебного жилого помещения таким правом не наделен. Указанные выше обстоятельства не были учтены судом второй инстанции, что повлекло вынесение незаконного судебного акта.

Установленные трудовым законодательством гарантии защиты беременной женщины от увольнения по инициативе работодателя действуют независимо от того, был ли работодатель поставлен в известность о ее беременности и сообщила ли она ему об этом. Представитель ответчика исковые требования не признал, просил отказать в их удовлетворении за необоснованностью. Судом по делу установлено, что Н. Согласно приказу директора данной организации истец была уволена с работы по пп. Основанием для издания данного приказа явился ранее изданный приказ о применении к ней дисциплинарного взыскания в виде увольнения.

Разрешая спор и отказывая в удовлетворении заявленных требований, суд первой инстанции исходил из того, что истец не представила доказательств уважительности причин своего отсутствия на работе. Суд также посчитал, что со стороны истца, не поставившей в известность работодателя о факте своей беременности и временной нетрудоспособности, имело место злоупотребление своим правом, в связи с чем ответчик был вправе применить к ней дисциплинарное взыскание в виде увольнения с работы за прогул.

С этими выводами суда первой инстанции согласился и суд апелляционной инстанции. Судебная коллегия по гражданским делам Верховного Суда Российской Федерации, рассмотрев дело по кассационной жалобе Н. Пункт 4 части первой ст. Перечень оснований расторжения трудового договора по инициативе работодателя установлен в ст. Таким образом, увольнение работника по указанному выше основанию отнесено трудовым законодательством к увольнению по инициативе работодателя.

Согласно Конвенции Международной организации труда N 183 "О пересмотре Конвенции пересмотренной 1952 года об охране материнства" заключена в г. Женеве 15 июня 2000 г.

В Трудовом кодексе Российской Федерации содержатся нормы, закрепляющие для беременных женщин повышенные гарантии по сравнению с другими его нормами, регламентирующими расторжение трудового договора. Так, в соответствии с частью первой ст. N 31-П, является трудовой льготой, обеспечивающей стабильность положения беременных женщин как работников и их защиту от резкого снижения уровня материального благосостояния, обусловленного тем обстоятельством, что поиск новой работы для них в период беременности затруднителен.

Названная норма, предоставляющая женщинам, которые стремятся сочетать трудовую деятельность с выполнением материнских функций, действительно равные с другими гражданами возможности для реализации прав и свобод в сфере труда, направлена на обеспечение поддержки материнства и детства в соответствии с ч. При этом Конституционным Судом Российской Федерации в указанном Постановлении констатировано, что и в случае однократного грубого нарушения беременной женщиной своих обязанностей она может быть привлечена к дисциплинарной ответственности с применением иных дисциплинарных взысканий, помимо увольнения.

Таким образом, из буквального толкования части первой ст. При этом названная норма не ставит возможность увольнения беременной женщины в зависимость от того, был ли поставлен работодатель в известность о ее беременности и сообщила ли она ему об этом, поскольку это обстоятельство не должно влиять на соблюдение гарантий, предусмотренных трудовым законодательством для беременных женщин при увольнении по инициативе работодателя.

В таком случае правовое значение имеет лишь сам факт беременности на день увольнения женщины по инициативе работодателя. Данное толкование приведенных нормативных положений согласуется с разъяснениями, содержащимися в Постановлении Пленума Верховного Суда Российской Федерации от 28 января 2014 г.

N 1 "О применении законодательства, регулирующего труд женщин, лиц с семейными обязанностями и несовершеннолетних", в п.

Источник: http://magewarden.download/193210817.php